Форум » И все тревоги милых дней... » "Здоровья вам и много дней счастливых!.." » Ответить

"Здоровья вам и много дней счастливых!.."

Карл II: Лондон, Сомерсет-Хауз, 25 ноября 1663 года

Ответов - 22, стр: 1 2 All

Карл II: Две черты характера обычно удерживали Карла от скоропалительных решений: во-первых, Его Величество был ангельски терпелив, а во-вторых - чрезвычайно ленив. Это счастливое сочетание позволяло, например, джентльменам вроде Бэкингэма или Бакхерста избегать той меры королевского гнева, которой они заслуживали. Тем не менее, в его венах текла опасная смесь из южной пылкости и северного буйства, и время от времени Карл мог проявлять такой же латинский темперамент, как и его маленькая супруга, с неожиданной страстностью противостоящая леди Барбаре. Смуглое лицо Карла, казалось, потемнело еще сильнее, когда Екатерина упомянула сплетни об его браке с Люси. Довольно было того, что эту нелепую выдумку время от времени с новой силой начинали полоскать языками придворные бездельники, он вовсе не желал выслушивать подобные бредни из уст собственной жены. Не хотелось думать, будто королева не понимает, насколько эти грязные слухи расшатывают ее собственное положение законной супруги и будущей матери. - Скажите мне, кто внушил вам эти мысли, - против обыкновения, голос Карла зазвучал сухо, этот тон он приберегал для Парламента и заседаний Совета. - Человек, который потрудился влить яд в ваши уши - государственный преступник, и ему самое место в Тауэре.

Екатерина: Возможно, Екатерина была знакома с нравом Карла несколько хуже пронырливых господ из парламента, умевших безошибочно улавливать малейшую перемену в настроении монарха, но и она понимала, что стальной блеск в его глазах и подчеркнуто спокойный тон его речей не предвещают ничего хорошего. - Об этом шепчутся по всем углам, государь, - тихо отвечала она. Конечно же, Барбара Вильерс не стеснялась высказывать своего мнения обо всем, что происходило в Уайтхолле, Вестминстере, за пределами Лондона и даже государства, как и ее кузен, полагавший, что более проницательного знатока дел внутренних и внешних не сыскать на всем белом свете. Разумеется, герцогиня нисколько не смущалась присутствием Екатерины, рассуждая о вопросах престолонаследия, и мнение ее было отнюдь не самым благоприятным для португальской инфанты. Возможно, Карл не подвергнет сомнению то обстоятельство, что слухи о Монмуте слетели с острого язычка его фаворитки, но надежда, что король усмирит ее государственный пыл, равнялась вере в опалу леди Каслмейн и отлучение ее от монаршего ложа.



полная версия страницы